АПК Кубани: горькие размышления после Форума сельхозпроизводителей

АПК Кубани: горькие размышления после Форума сельхозпроизводителей
К итогам визита Владимира Путина в Краснодар в рамках Всероссийского форума сельхозпроизводителей мы, безусловно, будем возвращаться еще не раз. Уже хотя бы потому, что в своей программной речи перед аграриями президент четко сформулировал задачи АПК на ближайшие шесть лет и отдаленную перспективу. Следовательно, нужно периодически часы сверять, анализировать, насколько правильно нами поняты слова главы государства и как они превращаются в реальные дела.


Кубанский опыт не востребован?

Естественно, что региональные ведомства, и прежде всего минсельхоз вместе с куратором отрасли вице-губернатором Андреем Коробкой, выделят для себя самое-самое, над чем не откладывая в долгий ящик придется работать. В свою очередь, независимая краевая газета «Вольная Кубань», творческий коллектив которой неплохо осведомлен о ситуации на местах, считает необходимым высказать мнение журналистов по отдельным ключевым проблемам, и прежде всего — по мясному скотоводству.

Но для начала вспомним неприятный эпизод, который до сих пор не выходит из головы. Те, кто внимательно следил за форумом, заметили, наверное: в ходе заседания четырех секций, где были рассмотрены вопросы, связанные со стратегией развития растениеводческой, животноводческой, пищевой и перерабатывающей отраслей, среди спикеров (читай: ведущих выступающих) не оказалось кубанских специалистов, хотя они могли бы ох как много чего поучительного и полезного рассказать! Причем это воспринято, похоже, на местном уровне по принципу: «Нечего со своим уставом соваться в чужой монастырь». Не мы, мол, организаторы мероприятия, а Минсельхоз РФ, какие к нам претензии?

А второй пример вообще поразил: среди почти десятка награжденных из разных регионов России, получивших грамоты и дипломы из рук федерального министра Александра Ткачева, не было ни одного кубанского труженика — механизатора или доярки, агронома или зоотехника… Здесь вообще, по-моему, вряд ли найдешь какое-то объяснение.

Но, как говорят, вернемся к нашим баранам, вернее, к быкам, а если брать укрупненно, то к мясному скотоводству, о чем на пленарном заседании форума в присутствии Владимира Путина речь шла очень подробно.


Гладко бывает только на бумаге

В свое время, лет десять назад, на Кубани существовало мнение, и его то и дело озвучивали с высоких трибун, о том, что в предгорной зоне края можно практически бесплатно получать говядину. Выгнал, дескать, в марте на выпаса абердин-ангусов или шароле — и никаких хлопот до декабря. Пасется скотинка, наращивает мышечную массу по килограмму в сутки, а ты только знай барыши подсчитывай.

Даже цифру обнародовали: имея 342,8 тысячи гектаров пастбищ и 51530 — сенокосов, мы со временем вполне можем довести численность мясного скота минимум до 42 тысяч голов. Но, как выяснилось потом, гладко было на бумаге, но забыли про овраги, которые, прежде всего необходимо было облагородить, очистить от кустарников и подсеять затем злаковыми травами.

Ничего из той затеи не вышло, и на сегодняшний день в крае насчитывается лишь 29,5 тысячи мясных особей. И их количество будет однозначно сокращаться, а не расти, чему есть объективные причины, и их следует знать в первую очередь тем, кто полон творческих замыслов реанимировать мясное скотоводство.

По оценкам авторитетных специалистов в этой отрасли, к которым в первую очередь следует отнести заместителя генерального директора АО фирма «Агрокомплекс» имени Н. И. Ткачева» Александра Квашина и руководителя лабинского «Прогресса» Александра Неженца, доля пастбищ в питательном балансе животных составляет максимум 25 процентов. Остальные 75 процентов кормов надо заготавливать, используя пашню, и завозить к местам пребывания абердин-ангусов, герефордов и шароле. В итоге, как показал семилетний опыт выселковского холдинга, рентабельность производства мраморной говядины — в среднем минус 32–37 процентов. Из чего складываются убытки?

Начнем с пастбищ. Даже если будущему владельцу оперативно их выделят в аренду и помогут поставить на кадастровый учет (обычно на это уходит несколько месяцев), работы там немало. Естественные травостои надо привести в божеский вид: освободить от зарослей из диких яблонь, груш, шиповника, боярышника, ежевики. Причем следует учесть, что возраст древесной растительности может превышать восемь-десять лет, так что тут без фрезы и другой спецтехники не обойтись.

Затем по зяблевой пахоте провести перекрестным способом сев злаковых компонентов. Семена люцерны желтой и других трав вы в крае вряд ли найдете, придется искать в Ростовской, Воронежской или Волгоградской областях. На каждый гектар агрохимики советуют внести по 2,5 центнера гранулированного суперфосфата. И только через год, на следующую весну, можно здесь выпасать скот. Да, и не забудьте пастбище капитально огородить: в предгорье бродячего скота из Карачаево-Черкесии можно встретить немерено, значит, возникает угроза заражения ваших животных бруцеллезом и другими опасными заболеваниями.


Никаких стейков не захочешь!

Следует еще вот что помнить. Самая затратная в мясном скотоводстве часть — содержание маточного поголовья и получение приплода. Рожденный теленок шароле весом 25–30 килограммов уже стоит 15–17 тысяч рублей. Ровно шесть месяцев он на подсосе — ежедневно потребляет восемь-десять литров молока. И только набрав вес в 200 килограммов, бычок начнет приносить вам прибыль, если, правда, суточные привесы будут хотя бы в пределах 1200–1300 граммов.
На заключительной же стадии откорма для получения качественного мраморного мяса необходимо каждому животному давать ежедневно по девять-десять килограммов зерновой кукурузы.

Но самое интересное, пожалуй, наступает тогда, когда вес быка достигает 650–700 килограммов. Куда его сбыть? Переработчикам такое дорогое сырье не нужно (в живке говядина стоит в пределах 300–400 рублей за килограмм). В общем, будете долго с мясом подкидываться. Никаких стейков не захочешь!

Эксперты и экономисты подсчитали: чтобы рентабельность мяса была хотя бы на уровне трех-пяти процентов, необходимо дать сельхозпроизводителям субсидии за килограмм живого веса.

В год получится в пределах 250–280 миллионов рублей. Есть такие деньги в краевой казне? Сомневаюсь. Поэтому смеем сделать вывод: желание довести в Краснодарском крае к 2023 году численность мясного скота до 50 тысяч голов сомнительно.

А как же быть с решением задачи по наращиванию производства говядины? Ведь Кубань получает в год ее менее 120 тысяч тонн из 502,4 тысячи тонн всего мяса, где 60 процентов на бройлеров приходится. Здесь существуют разные мнения.

Выход первый. Использовать наработанный опыт индивидуальных предпринимателей Гулькевичского района, где за год численность КРС мясного направления возросла с 3088 до 5451 головы, или на 175 процентов! Там пошли по самому верному пути: завозят бычков калмыцкой породы и ставят на интенсивный откорм. Выгодно.

Второй путь — возродить откормплощадки. Когда-то, в восьмидесятые годы по крайней мере, их было в крае около двадцати на 232 тысячи постановочных мест. Базировался скот вблизи сахарных и маслоэкстракционных заводов — и в корм использовались жом, шрот, барда. Завозили бычков от молочных коров из близлежащих районов, и дело было весьма прибыльным.

Есть, наверное, и другие выходы и мнения, вплоть до того, чтобы содержать поголовье бычков на пастбищах в Аргентине и вести там откорм до забоя. Но то, что без говядины наш стол будет скуден, — однозначно.

Но в то же время не хотелось бы попасть, мягко говоря, под влияние компании «Мираторг», где численность поголовья мясного скота за семь лет довели более чем до 200 тысяч. Этот агропромышленный холдинг, рассказал на форуме один из его учредителей Виктор Линник (получив от государства только за год 33,6 миллиарда рублей субсидий. — Ф.Б.), сейчас экспортирует мраморное мясо в 30 стран мира, в том числе в богатенькие Саудовскую Аравию, Кувейт и Бахрейн. В России помимо Брянской «Мираторг» запустил несколько пилотных проектов в Тульской области, до конца года по такому же формату станут работать фидлоты (откормочные площадки) в Смоленской и Калужской областях. То есть Москву в кольцо возьмут и будут иметь надежный рынок сбыта мраморной говядины.

Так вот братья Линник (однофамильцы супруги Дмитрия Медведева в девичестве) хотели бы, чтобы и кубанцы поучаствовали в проекте «Корова — теленок», Мы, мол, даем фермерам стельных коров, вы получаете приплод и после отъема теленка нам его продаете в 180-дневном возрасте. Весь навар, таким образом, остается холдингу. Оно нам надо?
Но в любом случае выход искать придется. Правда, Билл Гейтс обнадежил: он вложил в научные исследования полтора миллиарда долларов и пообещал: через 20 лет появятся стейки из искусственного мяса.

Подождем?

Федор БЕЗРУК.
Заместитель главного редактора «Вольной Кубани»
по вопросам АПК.