Владимир Бенсман — хирург, новатор, подвижник

Владимир Бенсман — хирург, новатор, подвижник
Этот человек восхищает, удивляет и поражает одновременно. Интересный рассказчик. Грамотная, яркая речь, сдобренная юмором… Так бы и слушал часами. Совершенно забываешь, что перед тобой почтенный профессор 90 лет!

В свои годы он пользуется компьютером, Интернетом и электронной почтой! Вообще, каждая встреча с ним, несомненно, обогащает, заменяет учебники, пособия, учит уму-разуму. Вот он — живой пример для подражания. Такие люди раздвигают рамки привычного сознания, заряжают энергией и дарят позитив, даже оттого, что в нашем мире просто есть такие люди. Они даны нам в качестве ориентира, чтобы вызывать желание что-то менять в себе, укреплять веру в свои силы, развиваться, не падать духом при неудачах, стремиться жить осмысленно и полноценно. Но почему так мало в масс-медиа материалов о таких людях?!

Итак, речь идет о замечательном Хирурге, Враче, Ученом Владимире Михайловиче Бенсмане. В субботу, 18 ноября, ему исполнится девяносто лет…


Из врачебной династии

Владимир Бенсман родился в Краснодаре в 1927 году в известной семье. Его дед по матери Исай Меерович — известный в Екатеринодаре-Краснодаре хирург, первый главный врач первой городской больницы. Он-то ее и строил на деньги, завещанные на смертном одре наказным атаманом Кубанского казачьего войска Алексеем Безкровным, героем Отечественной войны 1812 года, выдающимся военачальником. Он поручил свое состояние пустить на постройку богадельни для одиноких престарелых казаков и храма во имя иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость». Также дед Владимира Бенсмана известен тем, что первым в России прооперировал аппендицит. Кроме того, в историю Кубани он вошел как основатель городской инфекционной больницы. Вместе со своим коллегой — хирургом В. М. Платоновым активно боролся в начале 1900-х с обрушившейся на наш край холерой, которая унесла в те годы свыше 16 тысяч жизней. Исай Яковлевич Меерович стал первым в Екатеринодаре врачом, защитившим успешно докторскую диссертацию. При нем же открылось ультрасовременное в ту пору рентгенологическое отделение, позже — родильное. За заслуги был награжден высоким орденом Святого Владимира.

Другими словами, судьба маленького Володи была предрешена, он рос во врачебной среде. В доме деда, а потом и родителей собирались светила медицины города. И все же мальчика увлекала техника, и он собирался поступать в энергетический институт в Ростове. Но мечтам не суждено было сбыться.

Грянула Великая Отечественная. Ему было 15 лет. За два дня до оккупации фашистами Краснодара вместе с преподавателями мединститута его эвакуировали сначала в Белореченск, потом в Сочи, а потом и в Тюмень. Здесь в школу его не взяли: пока доехали, наступил ноябрь. Пошел работать с товарищем на литейный завод, водителем погрузочной машины на газогенераторе, а товарищ — грузчиком снарядов. Вставали в четыре часа, потому что нужно было завести машину. В семь часов вечера шли в школу рабочей молодежи, где от усталости засыпали за партой.

После освобождения Краснодара вернулись восстанавливать родной город. А тут и возраст подошел идти в армию. Это был последний призыв. Он проходил службу в истребительном батальоне в Краснодаре. Командир тогда сказал: «До Берлина мы и без вас дойдем, а ваша задача — искоренять всякую фашистскую сволочь здесь, в крае». В Горячем Ключе в горах еще много пряталось немецких приспешников. В 1945 году, после Победы, на построении командир приказал сделать шаг вперед тем, кто окончил десятый класс: «Родина и товарищ Сталин дают вам шанс учиться дальше, стране нужны высококлассные специалисты».

Так Владимир Михайлович поступил в мединститут. На курсе — 300 человек, и все — демобилизованные ребята. Окончил он его с отличием в 1950 году. По распределению вместе с будущей женой Ниной, с которой познакомились в стенах альма-матер, поехали на Алтай.


Годы становления

Годы работы в маленькой сельской больнице Алтайского края он считает самыми счастливыми, несмотря на трудности и лишения. Главный врач Евгений Немчинов многому научил молодого специалиста. Приходилось Владимиру принимать роды, делать сложнейшие операции, собирать травмированных людей по частям. Ведь в крае добывали лес в тяжелых условиях. Кроме того, доктор Немчинов устроил молодым врачам свадьбу. Это было чудесное торжество, которое Нина Борисовна и Владимир Михайлович помнят по сей день. Через год Немчинов передал дела Бенсману. В 24 года тот неожиданно стал главным врачом больницы.

— Рассказать о ярком эпизоде? — переспрашивает меня Владимир Михайлович. — Они все яркие, но вот вам в буквальном смысле наиярчайший. У сына начальника лесосплавной конторы Хмелевского заболел сын, непроходимость кишечника, еще бы немного — и мальчишка погиб. Срочно готовились к операции. А в те времена электричества не было, в операционной ставили керосинки вокруг стола, они светили на зеркала, вот при отраженном свете и оперировали. Узнав об этом, Хмелевский пригнал три бульдозера, фары направил в окна операционной, чем только сделал хуже, ослепил нас. Но прооперировали успешно. Отец так был благодарен, что нам потом в больницу электростанцию подарил, позже с его помощью достроили к дореволюционному помещению стационара второй этаж из отборного леса.

Пока корифей рассказывал, у меня перед глазами возник образ главного героя Михаила Булгакова из «Записок юного врача». Очень похожее начало трудового пути. На тысячи километров тайга, одна больница на несколько поселков, маленький штат врачей, из которых большинство — репрессированные. Приходилось принимать быстрые и правильные решения, чтобы спасти жизнь больным. Оказывал всю неотложную помощь, не боялся брать на себя ответственность.

На Алтае Владимир Бенсман получил огромный практический опыт. Жизнь там закалила! Как бы она сложилась, останься он там? Но в Краснодаре умер отец, мама не хотела ехать в Сибирь с теплого Юга. Пришлось возвращаться на родину.


Талантливый энтузиаст

В Краснодаре устроился работать врачом-хирургом в краевую больницу. Тогда была острая необходимость в развитии анестезиологии. Она после войны оставалась на уровне старины: эфир на марлю — и держи больного, чтобы не убежал после такого наркоза. Под руководством пионера газового наркоза П. М. Старкова совместно с М. Д. Литвиненко Владимир Бенсман занялся этим новым направлением.

 Выпросили у главного врача краевой больницы небольшой домик, — вспоминает Владимир Михайлович. — Нашли в подвале стационара оставленный немцами наркозный аппарат и стали проводить эксперименты на собачках. Через полгода успешно провели первый на Северном Кавказе эндотрахеальный наркоз.

Это были 50-е годы, когда в отечественной хирургии не хватало аппаратуры, условия работы желали лучшего. Но энтузиазм, энергия, новаторский поиск приводили к открытиям. Это был прорыв в медицине, за что Владимир Бенсман и его товарищ получили благодарность министра и Почетный диплом на выставке Минздрава СССР.


Профессор Берсман


В этом же году Бенсман защитил кандидатскую диссертацию и стал доцентом кафедры госпитальной хирургии. В 1963 году в краевой больнице создали новое ортопедо-травматологическое отделение, а Бенсмана назначили его руководителем.

 Втянулся в новое для меня дело, — рассказывает он, — мне это нравилось. Тогда меня многому научил профессор Казьмин.

Владимир Бенсман впервые на юге России стал оперировать на позвоночнике: сколиоз, остеомиелит, опухоли. Им разработана новая операция для лечения тяжелого, прогрессирующего сколиоза у детей и взрослых. По этой теме защитил докторскую, подготовил специалистов, из которых сейчас вышли заведующие отделениями и руководитель кафедры.

В 1984 году его назначают заведующим кафедрой общей хирургии. Под руководством профессора активизирована научно-исследовательская работа в области неотложной, гнойной хирургии и колопроктологии. Удалось разработать новые методы лечения панкреонекроза (нагноение и омертвение тканей поджелудочной железы вследствие чрезмерного употребления алкоголя и жирной пищи). Разработал новую операцию, в результате которой 60 процентов больных поправлялось.

Позже одним из первых занялся органосохраняющим лечением гнойно-некротических осложнений синдрома диабетической стопы. Раньше при таком осложнении ампутировали ногу на уровне бедра. В результате новых подходов сейчас в 94 процентах таких случаев конечность удается сохранить. Создал две новые операции и два новых хирургических приема в этом направлении. Кроме того, написал единственное в России руководство по лечению этого заболевания. Монография выдержала два издания.


Ученый Владимир Берсман


Владимир Бенсман — автор 274 научных трудов, пяти монографий, 18 авторских свидетельств СССР и патентов РФ на изобретения, которые в основном относятся к новым методам хирургического лечения. Из них девять внедрены в практику различных лечебных заведений России и ближнего зарубежья.

По его инициативе на Кубани открыли первое отделение гнойной хирургии в 1995 году. Ему удалось убедить в этом медицинское руководство края. Фактически до 2013 года руководил лечебной работой отделения.

Он возродил работу Краснодарского краевого общества хирургов и 20 лет руководил им.

Сейчас является консультирующим хирургом в НИИ-ККБ № 1, пишет статьи об интересных хирургических случаях в научные журналы (в его кабинете собран огромный архив таких операций, поэтому хватит еще не на один десяток статей). А также сейчас пишет книгу «11 малоизвестных хирургических операций».

Кроме того, он преподает в медуниверситете, принимает экзамены, под его руководством защитили 18 диссертационных работ. Читает интересные и содержательные доклады на научных конференциях.

 Тридцать лет я принимаю экзамены, — говорит Владимир Бенсман. — Процент талантливых студентов, будущих врачей, и тех, которые никогда не станут настоящими врачами, очень мало меняется, почти во все годы одинаков. Но, естественно, поколение другое. Мы вообще не смотрели на окошко, где зарплату выдают. Хорошие результаты, достижения были важнее, ответственность за больного вырабатывалась высочайшая. Сейчас молодой доктор не постесняется сказать: «Это не моя обязанность, а что мне заплатят за этот объем работ?». По сравнению с сегодняшним финансированием медицины советское здравоохранение нищенствовало, но было выше по морально-этическим принципам. Сейчас частные клиники — недопустимая вещь, они буквально доят пациентов, назначают массу ненужных обследований. Сколько я спасал таких «залеченных»! Это грубейшие ошибки системы нашего здравоохранения. У нас очень много талантливых врачей, для которых спасение пациентов — призвание, но, извините, организация здравоохранения — никуда не годится. Что нужно делать? Вернуться к прежней системе, перестать терроризировать врачей. На одного доктора тридцать начальников, каждому — отчитаться, а когда больным заниматься?


Бенсман с супругой.jpg

Владимир Бенсман с супругой Ниной Борисовной.


…Мы долго еще разговаривали в его уютном кабинете, в окружении старинных фотографий. Вот дед Исай Меерович с орденом Святого Владимира (вот в кого новаторская жилка у Бенсмана), отец с матерью, Владимир Михайлович с женой Ниной Борисовной в горах (занимались горным туризмом)… Один снимок особенно привлек внимание. Улица Краснодара, на ней у дома выстроились пяти-шестилетние мальчишки:

— А это мои дворовые друзья. Вот Виталий Бакалдин. Дружили с детского сада и до самой его смерти. Пришлось даже оперировать его как-то.

Ну надо же такому случиться: в «Вольной Кубани» с Виталием Борисовичем я очень долго делила один кабинет, мы много беседовали о литературе, о жизни. Бесконечно уважаю этого талантливого, интеллигентного человека. Вот так, случайно, мы вспомнили с медицинским патриархом певца Краснодара. К разговору присоединилась и Нина Борисовна — она тоже хорошо знала Бакалдина.

…Я не перестаю удивляться людям в почтенном возрасте, которые сохранили ясность ума, прекрасную память, оптимизм и силу духа. Владимир Михайлович полон жажды жизни, творческих замыслов и планов. Он прекрасно выглядит в свои 90 лет: высокий, статный. И я, признаюсь, украдкой поглядывала на его руки — золотые руки хирурга. Сколько же жизней он ими спас!

Инна Мочалова.

Фото: Полина Титкова и из архива В. Бенсмана.

comments powered by HyperComments
Ваня
Подкасты
База