Галина Жукова: в информационной войне — надо наступать!

Галина Жукова: в информационной войне — надо наступать!

ДИАЛОГ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ. На днях в медиахолдинге «Вольная Кубань» вновь побывала директор департамента информационной политики Краснодарского края Галина Жукова. На «Радио 107» в прямом эфире состоялось интервью с человеком, напрямую влияющим на медийную политику региона. Разговор о работе СМИ получился настолько раскованным и интересным, что мы решили представить его печатную версию и в газете «Вольная Кубань».

Сегодня, когда против России развязана агрессивная война, противник пытается атаковать по всем фронтам и особенно много усилий прикладывает на информационном поле боя. Как журналисты работают в новых реалиях? Какие профессиональные качества становятся первостепенными? Фейки в соцсетях — что с ними делать? Эти и другие вопросы интересуют сегодня не только репортеров и обозревателей, но и все общество. Беседу в студии вели ведущий Вадим ГОНЧАРОВ и заместитель главного редактор Карина МИРАКОВА.

Фейки — как с этим жить?

Вадим ГОНЧАРОВ: Галина Александровна, с вашим появлением в студии и дождливое утро подобрело! А вообще, как начинается ваш день — с чашечки кофе, с новостной ленты — угадал?

Галина ЖУКОВА: Последовательность немного другая. Сначала просмотр новостной ленты, потом стакан воды, забег в будний день, а потом уже кофе. В выходные же после новостной ленты — если не надо на работу — завтрак в кругу семьи. Очень здорово, когда выпадает такое утро.

Карина МИРАКОВА: Хочу напомнить, что, когда Галина Александровна была у нас на встрече в медиахолдинге «Вольная Кубань», она характеризовала условия работы СМИ в пандемию и постпандемийный период. Но История сделала новый виток, и сегодня мы, журналисты, работаем в условиях специальной военной операции. Как видится вам, Галина Александровна, сегодняшнее медийное поле Кубани в новых реалиях?

Г. Ж. Медийное поле Краснодарского края мне всегда видится максимально профессиональным, вне зависимости от того, как меняются внешние условия. Наши коллеги как были, так и остаются мастерами своего дела. Конечно, поменялась повестка — она стала еще более тревожной, в ней появилось много новых вызовов.

Да, мы в пандемию работали с большим количеством фейков. Помните, нас пугали различными нелепицами: то у нас от прививок должны были хвосты мутационные вырасти; то ковид придумали, чтобы чипировать каждого из нас… — словом, панические настроения, неразбериха царили в головах. А за то, что человечество забыло, что такое пандемия, — слава Богу и медицине.

Сейчас мы тоже работаем с фейками, но они приобрели принципиально другой характер. Они стали очень агрессивными, направленными на полную деструктуризацию общества, на запугивание людей. Это более злая среда, и конечно, к ней тоже надо было адаптироваться.

В пандемию мы находились в состоянии неопределенности, поначалу не понимали, что происходит. Первое время черпали информацию из источников стран — очагов распространения заболевания. Потом мы создали первую в мире рабочую вакцину, защитили свое население.

Теперь же несколько другая ситуация. Нам надо принять для себя максимально объективную позицию, не поддаваться на различные настроения, которые бродят в обществе. 

Пришло время журналистам вспоминать самые главные постулаты нашего дела — объективность, использование нескольких мнений, тщательный анализ информации, критичность мышления.

Пришлось вспоминать, что, прежде чем обнародовать свою точку зрения как истинную, ее необходимо перепроверять. Все это и журналистов, и общество в целом заставило по-другому взглянуть на профессию, к которой мы, казалось бы, привыкли.

Это с одной стороны. А с другой — помимо классических средств массовой информации возникло множество информационных каналов в соцсетях, стал развиваться блогинг, интернет заполонил (иногда даже непонятно чей) информационный поток.

К. М. То есть в период СВО журналистское сообщество как следует встряхнулось?

Г. Ж. Журналистское сообщество, считаю, было готово к новым потрясениям. Меня очень радует, что появилось много новых авторов. Ситуация, разворачивающаяся на наших глазах, не может оставлять никого равнодушным, у каждого есть свое мнение, свое эмоциональное ощущение… У нас появились ребята, которые делятся своими мыслями по поводу того, что происходит, особенно те, кто ездил «за ленточку», увидел все своими глазами. Понимаете, оттуда люди возвращаются другими — ты видишь, насколько сильна пропаганда той стороны, насколько активно работают, абсолютно ничем не гнушаясь…

К. М. Да, это верно, принципы информационной работы наших противников совершенно циничные.

Г. Ж. Откровенная ложь, подтасовка фактов, смонтированные картинки… И когда наши журналисты сталкиваются с этим впрямую, то осмысливают все по-другому и пишут по-другому. Я благодарна всем нашим коллегам, кто нашел в себе мужество и поехал в зону СВО. Вести репортаж с места событий — самый честный способ борьбы с фейками. Это жизненная позиция. Это то, что называют патриотизмом.

2_Жукова.jpg

Когда власть подставляет плечо

К. М. На встрече Губернатора с прессой, которая стала с некоторых пор неотъемлемой частью кубанского Форума журналистики, звучали вопросы, больше касающиеся развития края, новых проектов. А какие проблемы чисто отраслевого характера видите сегодня вы?

Г. Ж. Они больше про экономику — департамент же отвечает за то, чтобы все 52 подведомственных предприятия не просто существовали, но и развивались. Экономически стало еще сложнее, чем в пандемию. Не скажу, что именно санкции как-то катастрофично сказались на экономике, скорее усложнилась ситуация в целом: пострадал рекламный рынок, возникли некоторые трудности в полиграфии. Сейчас, мы понимаем, нашим СМИ нужна поддержка в виде грантов, субсидий — по решению Губернатора такая помощь оказывается редакциям газет, телерадиокомпаний с государственным участием и тем, кто зарекомендовал себя как взвешенное, разумное издание, кто сохраняет объективность в освещении жизни общества и деятельности органов власти.

К. М. Пользуясь случаем, подчеркну: независимый медиахолдинг «Вольная Кубань» благодарит за такой партнерский подход и отношение. Но, возвращаясь к обсуждению ситуации на медийном поле Кубани, давайте рассмотрим ее с другой стороны: есть немало тех — особенно это касается молодежи, — кто сознательно отказался от официальных СМИ, в том числе от телевизора, предпочитая черпать новости из социальных сетей. Как вы к этому относитесь?

Г.Ж. Я к этому отношусь совершенно спокойно. Аудитория идет туда, где ей удобно. Прекрасно понимаем, что технологии так или иначе диктуют нам образ жизни. Если человеку удобно, чтобы все новости приходили в телефон, — это нормально. Этот тренд будет только расширяться, технологии будут и дальше упрощать нашу жизнь. Печалиться по этому поводу нет смысла. Но знаете какая тенденция? Широкую информацию потребляют из гаджетов, а когда случается кризис — мы это видим наглядно! — люди возвращаются за проверенной информацией к классическим СМИ. Потому что формуле «а по телевизору сказали» или «а в газете написали», — этой формуле верят! Как бы кто ни говорил, что телевизор или газеты скоро умрут, доля телесмотрения в крае не упала, как не рухнули и тиражи газет. Средства массовой коммуникации (соцсети) не могут так аналитически разложить ситуацию, как это делают телевидение, радио или газета.

Поэтому я постоянно призываю все классические СМИ идти в соцсети. Мы должны быть там, этим каналом связи нельзя пренебрегать. И по факту сегодня все наши прогосударственные СМИ присутствуют в «Одноклассниках», «ВКонтакте», «Телеграме». Это радует: чем больше таких аккаунтов в социальных сетях — независимо от того, ведут ли их газеты, телевидение, радио или пресс-службы муниципалитетов, — тем выше конкуренция, а значит, качественнее контент. Мы уже отмечаем: сегодня каналы, которые еще недавно не брезговали желтизной, начинают бороться за своего подписчика более ответственным отношением к информационному продукту, вычищать глупости, отказываться от откровенной лжи.

В.Г. А не кажется ли вам, что лидеры мнений в соцсетях заняты в основном заработком и не готовы жертвовать своими интересами ради некой гуманитарной миссии или социальных ориентиров?

Г. Ж. Вот сейчас уже не кажется. Да, было время, когда на коммерческих историях, на хайпе, на громких скандалах увеличивалось число подписчиков, зарабатывалась аудитория. Но сейчас поменялась ситуация. Даже образ российского блогера поменялся: очень много появилось авторов, которые пишут не для того, чтобы заработать, а для того, чтобы донести объективную реальность. «Марафоны желаний» ушли на второй план. Появились авторы, которых хочется читать, с которыми хочется спорить и после прочтения информации которых прежде всего хочется думать.

Цензуре — нет, ответственности — да!

К. М. Чтобы закончить тему фейков: в России все громче звучат предложения ввести наконец информационную политику, соответствующую военному времени, то есть цензуру, перекрытие всех неофициальных источников информации и ужесточение наказания для распространителей дезинформации, слухов и панических настроений. Сторонники данного подхода напоминают, что во время Великой Отечественной войны в СССР у населения даже были изъяты все радиоприемники. Надо признать, в данной точке зрения есть своя сермяжная правда: информационные диверсии — как целенаправленные, так и спонтанные — могут быть крайне опасны для государства, особенно в сложные, военные и кризисные времена. Общество, раскачанное вражеской пропагандой или просто слухами, превращается в потерявшую разум толпу, сносящую все на своем пути. Что вы думаете по этому поводу?

Г. Ж. По поводу цензуры. Если вы хотите услышать лично мое мнение, — нет, вводить цензуру не хотелось бы. Я против цензурирования! Против того, чтобы сверху насаждать какие-то рамки и ограничения. Это все-таки вопрос журналистской самоцензуры, уважения к собственной профессии. В конце концов, вопрос внутреннего выбора: я говорю правду, пишу объективно — или я работаю с ложью.

Я — против цензуры. Меня многие друзья, коллеги спрашивают: а как ты относишься к тому, что ужесточилось законодательство, где введена ответственность за распространение фейков о действиях ВС РФ? Вот к этому отношусь положительно — потому что сейчас такое время, когда спрашивать с себя должен каждый — за то, что он делает, говорит, пишет. Особенно те, кто работает с умами людей, их настроением, психологическим состоянием общества.
Поэтому цензуре — нет. Ответственности — да!

Обучающий форум

К. М. Ответственность, замечу, подразумевает компетентность, и я перехожу к образовательному мероприятию для журналистов, которое состоялось не так давно, в начале мая, — к Форуму кубанской журналистики. Его организовывает департамент под вашим руководством совместно с региональным отделением Союза журналистов. Какие новые смыслы закладывались в его программу?

Г. Ж. Да, основная задача этого мероприятия — обучение. Когда форум возрождали, мы с коллегами преследовали цель сделать его максимально полезным, практико-ориентированным. Понятно, главным публичным событием форума является пленарное заседание. В этом году в нем участвовали Маргарита Симоньян, Александр Широких, Руслан Новиков, Александр Малькевич, Алексей Копайгородский и, конечно, Губернатор Кубани Вениамин Кондратьев — получилась очень интересная, живая беседа. Но помимо этого ключевого пункта программы всегда предусматриваем много обучающих семинаров. Их тематика продиктована запросом регионального журналистского сообщества и самим временем. В этом году много говорили о продвижении в телеграм-каналах — аудитория этой социальной сети выросла вдвое, в то время как некоторые соцсети попали под запрет.

Но приметой СВО стал разговор на форуме с военными корреспондентами — за это особая благодарность холдингу «Россия сегодня», RT, коллегам из ТАСС, «Российской газеты». Получилась такая неформальная, трогательная встреча! Хотели поговорить о гражданской журналистике в условиях СВО, а поговорили о людях, с которыми свела судьба журналистов на новых территориях; о репортерской работе в полевых условиях; о профессиональном долге, что называется, на грани жизни. И — тоже примета времени — многие военкоры как приехали в камуфляже, так и собрались после мероприятия в обратную дорогу, «за ленточку». Я благодарна им и руководству их редакций за возможность увидеть реальную ситуацию их глазами.

Если же возвращаться к программе форума, в этом году в стремлении коллаборировать общие информационные усилия мы собрали не только руководителей и представителей СМИ, но и руководителей пресс-служб муниципалитетов, рассудив, что эти два канала информации должны работать сообща. Потому что, если возникает недопонимание между редакцией и пресс-службой, в первую очередь страдает население.

3_Жукова.jpg
Фото: "Вольная Кубань".

Холодная голова и — горячее сердце

В. Г. Галина Александровна, доказательством того, что наш разговор вызывает общественный резонанс, стали вопросы, сыпавшиеся во время эфира на WhatsApp радиостанции. Один из них касался приобретения профессии журналиста.

Г.Ж. Я обеими руками за поступление ребят на журфак. Мы заинтересованы в том, чтобы у нас были молодые специалисты. Трудоустроиться можно начиная со второго курса. Студенты журфака приходят на профильные кафедры телекомпании «Кубань 24», газеты «Кубанские новости» — знакомятся, практикуются, работают в реальных обстоятельствах.

К. М. Слушатели спрашивают: «Многие регионы помогают освобожденным территориям и бойцам на передовой. Есть ли у вас свежая информация о вкладе Кубани?».

Г. Ж. Конечно, мы публикуем эту информацию еженедельно. Вы знаете, что Краснодарский край помогает Херсонской области, эта территория за нами закреплена, многие наши специалисты выезжают туда для методической и практической помощи. Каждый месяц собираем и отправляем гуманитарные грузы. В этом очень активную позицию занимает Кубанское казачье войско. Вот сейчас, за последние три недели, собрано больше 180 тонн. Это такая работа на постоянной основе. Вы знаете, что очень многие представители казачьего войска уходят «за ленту» для того, чтобы защищать суверенитет России.

К. М. Галина Александровна, вы рассказывали о встрече с военными корреспондентами, а я вспомнила слова тоже военного корреспондента, работавшего на полях Великой Отечественной войны, — Константина Симонова. Он говорил, что в жизни все должно обеспечиваться страстью — только тогда получается интересно и талантливо. Как вы смотрите на то, что сегодня многие региональные СМИ сухи и бесстрастны?

Г. Ж. Сегодняшняя ситуация обязывает иметь очень холодную голову, очень трезвый взгляд на вещи. Но журналист — это всегда человек неравнодушный, эмоциональный. Поэтому я — за холодную голову, но — горячее сердце.

К. М. Спасибо за интересную беседу.