Диалоги о политике: СССР создавался не вдруг и не сразу. А развалили…

Диалоги о политике: СССР создавался не вдруг и не сразу. А развалили…
«Вольная Кубань» продолжает свой редакционный цикл «Диалоги о политике». Разговор, как и прежде, ведут главный редактор газеты Виктор ЛАМЕЙКИН и писатель, ученый, журналист Сергей ПЛАТОНОВ. Тема разговора, на первый взгляд, не такая сложная, как предыдущая о мировом порядке. Но, уверены, она ближе каждому из нас. Ведь это живая история не только наших предков, но и наша — история наследников, живущих в XXI веке. Итак, о кровоточащей в нашем народе ране — об СССР.

Виктор ЛАМЕЙКИН. С конца прошлого года в политических, научных и журналистских кругах то возрастает, то утихает дискуссия о чрезвычайно важном, я бы сказал, уникальном в новой истории событии — рождении, существовании и прекращении деятельности Союза Советских Социалистических Республик. Вызвано это тем, что уже довольно скоро, а если быть точным — 30 декабря исполнится 100 лет со дня, когда в Москве на I съезде Советов было принято решение о создании нового государственного образования.

Наверняка нашим читателям было бы интересно узнать: почему это произошло именно в 1922 году? Как возникла идея Союза? Кто ее автор? Как формировалась концепция Союза и кто готовил само решение? В каком состоянии к этому времени пребывала территория и население бывшей Российской империи?

Сергей ПЛАТОНОВ. Известно, что в 1917 году наши предки отважились заглянуть за горизонт бедной жизни большинства народа. В это время к обычным лишениям масс добавились сложности, вытекающие из трехлетних военных действий на фронтах Первой мировой. В результате произошла великая рабоче-крестьянская революция, и на месте имперской монархии была учреждена Республика Советов. По примеру россиян такие же революции свершились в национальных районах бывшей империи — на Украине, в Беларуси, Прибалтике, Закавказье и Средней Азии. Да и в ряде зарубежных стран (Венгрии, Германии, Финляндии, Иране, Мексике и др.). Попытки внутренних и внешних врагов задушить Гражданской войной и военной интервенцией революцию в России успеха не имели. Хотя и не позволяли приступить к мирному созиданию нового общества. К тому же на завершающей стадии Гражданская война осложнилась крайне неудачной советско-польской войной. Произошло это после того, как от России отпали Польша и Финляндия (по инициативе Ленина им было позволено уйти на волю. — Авт.), которые сразу заняли враждебную к РСФСР и БССР позицию. С небольшими перерывами это состояние сохраняется до настоящего времени. Будучи, по определению Черчилля, «гиеной Европы», Польша в апреле 1920 года буквально по следам уходящих германских войск вторглась в Южную Литву, Западную Белоруссию, в западные и северные области Украины, а также взяла Киев. И только трагический героизм Красной Армии (погибло более 100 тысяч воинов) положил конец польской оккупации части этих земель. Другие земли Западной Украины и Белоруссии были освобождены только в 1939 году в ходе освободительного советского похода.

После заключения советско-польского Рижского мирного договора при вероломном посредничестве Англии в марте 1921 года (за полгода до предложения о посредничестве она поставила польской армии сотни танков, орудий и десятки самолетов), а также изгнания войск Врангеля из Крыма наступил конец четырехлетней Гражданской войне.

В партии большевиков с середины 1921 года начала созревать идея, согласно которой для надежного отпора окружению враждебных держав, восстановления и развития экономических связей необходимо было создать в рамках бывшей империи нового типа государство — Советское социалистическое государство в форме федерации всех советских республик. К этому времени на территории бывшей Российской империи возникли РСФСР (в ее составе — Татарская, Башкирская, Казахская, Киргизская республики), БССР, УССР, ЗСФСР, а также Хорезмская, Бухарская и Дальневосточная народные республики.

2_Подписание_договора_об_образовании_СССР.jpeg

В. Л. Да, за многие века вокруг России сложилось сообщество из больших и малых народов, политически объединенных в великое евразийское государство. Но революция привела к хаосу, небывалому сепаратизму. Поэтому предложенная большевиками форма создания государства в виде федерации суверенных советских республик была очевидно вынужденной мерой — как ответ на послереволюционное положение. К этому времени федерации создавались «железом и кровью» (США, Германия, Австро-Венгрия). Но федерации — как союза суверенных республик — мир еще не знал. Очень интересно: когда, кем и в каких документах была разработана эта уникальная модель?

С. П. Конечно, у истоков стоял Ленин. Именно в своих статьях и программных документах партии он предложил концепцию федерации. При этом глава правящей партии и российского правительства Владимир Ленин заявлял, что «федерация явится переходной формой к полному единству трудящихся разных наций» и что «партия большевиков на этом настаивает». К сожалению, это на первый взгляд мелкое замечание не смогли оценить будущие вожди партии, и прежде всего Горбачев, когда с конца 70-х годов все чаще сокрушались по поводу того, что национальная политика партии и государства привела к тому, что наша Федерация все более приобретает форму унитарного (единого) государства. И что этот процесс приведет к его разрушению. Произошло как раз обратное: попытки горбачевского преобразования федерации, вплоть до трансформации ее в рыхлую конфедерацию, а Ельциным — в СНГ вопреки ходу естественного процесса к еще большей государственной унитарности (единству) и п-о-г-у- б-и-л-и СССР.

Подчеркнем: именно в августе 1922 года, то есть 100 лет тому назад, решением Оргбюро Центрального Комитета Российской Коммунистической партии большевиков была создана комиссия по подготовке концепции союзного государства и проекта союзного договора. Во главе с наркомом по делам национальностей, генсеком ЦК РКП(б) Сталиным. В комиссию входили Киров, Петровский, Орджоникидзе и другие видные большевики. 11 августа комиссия рассмотрела и утвердила соответствующий план, известный как «План автономизации». Ленин с ним не согласился, так как был сторонником «Плана федерализации».

В. Л. Но что это меняло? Ведь «рулила» всем партия, и какая разница, что там на бумаге, если Советы исполняли функцию «пристяжных»? Помнишь, в уставе партии был принцип демократического централизма, означающий обязательное исполнение всеми нижестоящими партийными организациями решений вышестоящих партийных органов? И поскольку все ЦК республик подчинялись ЦК Московскому, на практике это означало верховенство партийных решений над решениями государственными. Разве не так?

С.П. И так, и не совсем. Ленин не был уж таким тираном, как его любят изображать противники советской власти. В его арсенале как политика убеждение и пропаганда были не на последнем месте. Приведу доказательства. Например, еще на стадии формирования предпосылок к объединению в ноябре 1921 года он в качестве первого шага к Союзу предлагает ЦК партий закавказских республик обдумать и поставить вопрос «о федерации пошире на обсуждение партии, рабочих и крестьянских масс, энергично вести пропаганду за федерацию и провести ее через съезды Советов каждой республики». Еще пример. В письме к членам Политбюро он разъясняет: «Важно, чтобы мы не уничтожали их (республик. — Авт.) независимости, а создавали еще новый этаж, федерацию равноправных республик».

И потому он резко протестовал против предложения комиссии Сталина «о вступлении республик в РСФСР» на Политбюро ЦК РКП(б), которое он назвал «Планом автономизации». Ленину удалось убедить членов комиссии в его пагубности (а это были виднейшие деятели партии) и принять его «План федерализации» с правом свободного выхода республик из Союза.

В.Л. А разве это не было ошибкой? Ведь до сих пор немало тех, кто утверждает, что именно это право привело к развалу СССР!

С. П. Есть такое искушение и у меня. В рассуждениях о судьбе Союза эта простоватая, но фальшивая мысль нередко так и напрашивается: «Эх, если бы не это пресловутое право свободного выхода, развалить Союз вряд ли бы удалось». Да, все так, если не брать в расчет уже приведенный выше ленинский тезис о том, что федерация — это не шаг к конфедерации или выходу, а путь к единству. На котором, по словам Ленина, «только партия все исправляет, изменяет и дополняет». Но для этого надо было не распускать КПСС и сохранить ее руководящую роль, как это сделано в Китае.

В октябре 1922 года Пленум ЦК РКП(б) рассмотрел и одобрил проект договора с «планом федерализации» из четырех республик: УССР, БССР, ЗСФСР и РСФСР. А 27 декабря Конференция полномочных делегаций республик постановила вынести его на утверждение съезда Советов, что и произошло 30 декабря 1922 года в городе Москве.

В. Л. Казалось, навечно, навсегда создано было уникальное государственное образование! А вышло — менее чем на один век. Что же дальше? Ты думаешь, практика создания СССР и горькие уроки его гибели нам, нашим потомкам пригодятся? Разве поезд истории не ушел в противоположную сторону?

С. П. Уверен, обязательно пригодится, ведь поезд и-с-т-о-р-и-ч-е-с-к-и-й, а он, в отличие от обычного, движется вверх по спирали…

3_Развал.jpg

Необходимое послесловие

Итак, в декабре 1922 года процесс создания СССР был завершен принятием соответствующего договора. Около семи десятков лет продолжалась небезуспешная титаническая работа народов советских республик по строительству государства нового типа, пока из-за предательства Горбачева и его команды не случилась трагедия — новое общество и государство погибли. Произошла эта катастрофа, как и рождение, тоже в декабре, только 1991 года. Интересно и полезно отметить, что как для окончательного оформления СССР, так и на период его окончательного развала история отвела по пять месяцев.

А вот некоторые доказательства предательства Горбачева.

До ликвидации СССР остается полгода. Президент СССР М.Горбачев 26 июня 1991 года принимает Председателя Верховного Совета Эстонии А.Рюйтеля.

Горбачев — Рюйтелю: «В свое время Политбюро и военные требовали навести у вас порядок, ввести войска. Я на это не пошел. Считал, что процессы должны продолжаться (по выходу Эстонии из СССР. — Авт.). Я изначально привержен праву народов на самоопределение… Природа так распорядилась, что на свет явилось много народов со своими языками, потребностями, укладами. И если мы бережем виды животных и птиц, занося редкие в Красную книгу, тем более должны беречь племена человеческого рода… А вы отпечатали свои деньги?».

Рюйтель — Горбачеву: «Пока их невозможно ввести. Не ранее декабря… Если бы мы с вами подписали „вольную грамоту“, то можно было бы заключить договор по всем вопросам: о выводе войск и т. д. Я говорил на эту тему с президентом Бушем. И он сказал: „Прекрасно“. Ельцин готов подписать сам напрямую (минуя Центр. — Авт.) договор о признании Россией нашей независимости».

Так что многолетняя суета Горбачева вокруг «проблемы обновления СССР и нового Союзного договора» была лишь имитацией с целью маскировки ЕГО истинной цели — РАЗВАЛА СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА. Не случайно еще в сентябре 1989 года член Политбюро и председатель правительства Николай Рыжков после заявления Горбачева «о необходимости проведения глубоких преобразований в Советской Федерации» заметил: «Здесь пахнет общим развалом».

(Архив Горбачев-Фонда. Фонд № 10, опись № 2. Диалог опубликован в материалах Горбачев-Фонда (см. книгу «Союз можно было сохранить», АСТ, 2007, с. 249–251).

Позиция Горбачева идеально совпадает с диспозициями статей 64, 69, 72 Уголовного кодекса РСФСР (измена Родине, вредительство, организационная деятельность, направленная на совершение особо опасных государственных преступлений). Однако государство уже было юридическим импотентом, не способным проявить соответствующие действия ПО ОТРЕШЕНИЮ ПРЕДАТЕЛЯ ОТ ДОЛЖНОСТИ И ПРИВЛЕЧЕНИЮ ЕГО К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ.

Сейчас, в силу давности, только общественный юридический трибунал может обвинить Горбачева в совершении особо опасных государственных преступлений и вынести приговор о его условном остаточно-пожизненном заключении.

Вместо эпилога

Миллионы живущих ныне сограждан были участниками и жертвами этого события. Однако новые поколения такой школы не прошли. Это для них наша попытка осмысления двух эпохальных событий. Во-первых, СОЗИДАТЕЛЬНОГО — рождение СССР, во-вторых, ГИБЕЛЬНОГО — развала СССР. О чем мы планируем в дальнейшем (в сентябре — октябре) повести разговор.

Уже три десятилетия идет поиск нового социального проекта с полным набором всех необходимых инструментов и символов. Для решения этой сложнейшей задачи нам необходимо восстановить в памяти и понять предыдущие проекты — советский, криминальный и теперешний либеральный. А также роль ГОСУДАРСТВА, ИДЕОЛОГИИ и ПРАВОСЛАВИЯ в формировании нового проекта развития. Но если общество этих целей не достигнет, тогда нас ждет долгое прозябание с постепенным угасанием, вплоть до утраты статуса сверхдержавы.

Предстоящее в декабре 100-летие образования СССР — хороший повод для осмысления как достижений при формировании Советской Федерации, так и просчетов, которые привели к ее гибели. А многонациональное, многоконфессиональное государство с уникальной историей, традициями и гигантской социальной потенцией, именуемое гордо РОССИЕЙ, выстраданно нуждается в прокладывании дальнейшего вектора тысячелетнего роста и развития.

Ранее мы писали: Дипломатические грабли: публицистический экскурс в прошлое и настоящее России. ТОЧКА ЗРЕНИЯ. Специальная войсковая операция на Украине продолжается, а параллельно проходят российско-украинские мирные переговоры. И есть в этом что-то странное. Обычно мирные переговоры, по понятиям обывателя, должны начинаться после завершения военных действий. 

Мировой порядок: история, современность и ожидаемые перспективы. «Вольная Кубань» продолжает свой редакционный цикл «Диалоги о политике». Разговор, как и прежде, ведут главный редактор газеты Виктор Ламейкин и писатель, ученый, журналист Сергей Платонов.

Читайте также: Президентство Владимира Путина: награда или крест? ДИАЛОГИ О ПОЛИТИКЕ. «Вольная Кубань» представляет читателям на вынесенную в заголовок тему продолжение беседы главного редактора независимой газеты Виктора ЛАМЕЙКИНА с известным кубанскому читателю писателем Сергеем ПЛАТОНОВЫМ — автором книги о действующем главе государства Владимире Путине.