" />

Исповедь спортсменки: тренер-турист, антидопинговые офицеры и пекинская ночь перед стартом

Исповедь спортсменки: тренер-турист, антидопинговые офицеры и пекинская ночь перед стартом
Прошлые поражения и заслуги не имеют значения. В спорте только одна вершина — Олимпийские игры. Когда говорят, что это не главное, — лукавят и боятся признаться в этом даже самим себе! Да, такой шанс дается единицам. И с каждого будет особый спрос: здесь уже главное не участие, а победа!

На Олимпиаду без тренера

Много раз убеждалась: чем больше препятствий, тем лучше результат. Если подготовка идет гладко, спокойно — жди беды! А когда, казалось бы, все наперекосяк, карабкаешься по своей дорожке, спотыкаешься, ползешь — в итоге приходишь победителем.

10 июля 2008 года: «Сегодня я узнала, что папа не поедет со мной в Пекин. Это первые и единственные выступления, когда его не будет рядом! Даже думать об этом не хочу! Словно ножом полсердца отсекли. Понимаю: нужно взять себя в руки и стать еще сильнее. Очередная проверка. Еще одно испытание».

На Олимпийские игры для личных тренеров от Федерации тяжелой атлетики выделялось только две путевки. Отец предполагал, что его могут не включить в состав сборной, и заранее подстраховался. Краснодарский ЦОП (центр олимпийской подготовки), где он работал, помог с билетами в Китай.

«Теперь ясно, почему папа нервничал и постоянно звонил на работу. Собрать все документы на поездку — непросто. Он будет в Пекине, но только в качестве зрителя. Как турист. Говорит, что-нибудь придумает на месте. Дай Бог!».

Перед самым выездом главный тренер женской сборной Солтан Каракотов сказал, что папа сто процентов не попадет в зал. Можно даже не мечтать! Вот тогда у меня все внутри опустилось. Я до последнего дня надеялась, что моего тренера пропустят хотя бы на пару часов.

Отец с трудом достал билет на трибуны. Все места уже были раскуплены. Нашел на самом верхнем ряду. Оттуда ничего не было видно. Фотографировал табло с цифрами. Только так можно было разглядеть, какой вес на штанге.

Встреча с президентом Медведевым и прощание в аэропорту

30 июля 2008 года: «Сегодня мы ездили на съезд олимпийцев в Москву. День выдался выматывающий. Холодно. Дождь. Но праздничное настроение ничего не испортило. Это очень красивое и волнительное мероприятие. Сначала положили цветы у Вечного огня. Потом зашли в Покровский собор на Красной площади. Помолились, поставили свечки, попросили благословения у батюшки. В храме всем спортсменам раздали по иконке. У меня на сборах и соревнованиях образ Боженьки всегда с собой. Теперь возьму еще один. После была встреча с Президентом России — Дмитрием Медведевым. Не думала, что он такой маленький и щупленький. Ростом с меня. Жалко, даже фото сделать не получилось. Сказал буквально пару слов и сразу ушел. Дай Бог встретиться с ним еще раз. Главное — верить в себя. У меня сильный Ангел-Хранитель! Я точно знаю!».

P1000821.JPG
Мы вылетали 3 августа 2008 года. В аэропорту встретились с другими командами. Ребята в одинаковых олимпийских костюмах: дзюдоисты, пловцы, гимнасты, борцы… Корреспонденты. Телевидение. Интервью. Незнакомые люди желали удачи, фотографировались. Сердце колотилось с сумасшедшей скоростью. Рано! Слишком рано! Сейчас нужно копить эмоции и силы, а куражиться лучше всего на помосте.

Перед посадкой в самолет позвонила домой. Мама быстро что-то сказала и передала трубку Лене. Плакала, слова выговорить не могла. Да я сама еле сдерживалась. Потом написала им сообщения, что мол, обычные соревнования, ничего особенного. Сама так же себя настраивала: не обращать внимания на обстановку, плакаты, суету и шум.

Китай: Олимпийская деревня и пекинская столовая

4 августа 2008 года: «Я в Пекине. Олимпийская деревня — это закрытая территория. На входе нас проверили: документы, одежду, сумки. Зайти и выйти без специальных пропусков нельзя. Сказали, что на тренировки и соревнования отвозит автобус. Все по расписанию. Когда приезжаем — опять проходим через пункт досмотра. На территории только домики, штабы для волонтеров, медицинский центр и столовая. Для каждой страны — несколько домов. На вид — все одинаковые, можно легко потеряться. Я пока ориентируюсь только по флагам. Они висят на балконах. Номера построены по принципу маленьких квартир: холл, общий туалет с душевой, комнаты. Совсем крохотные. Кровать и тумбочка. Все».

5 августа 2008 года: «Спала очень плохо. Легла по местному времени в 22.00, а по-нашему это 6 утра. Проснулась через два часа. Жутко хотелось есть. Ужин был слабенький. Встала, перекусила орешками с сухофруктами и легла дальше спать. Вес маленький, чуть больше 59 килограммов. Весовая категория — до 58. Соревнования только через неделю. За ночь у меня обычно сгорает 800 граммов. За два часа до взвешивания — еще 500. Знаю, как опасна ранняя сгонка. Чем позже начну придерживать питание, тем у организма меньше времени для стресса. Чтобы хорошо себя чувствовать в день выступлений, нужно все сделать грамотно и вовремя».

В Олимпийской деревне была огромная столовая! Десятки столов и длинный прилавок с едой. Кухня разделена на европейскую и азиатскую. Казалось бы, можно выбрать на любой вкус.

До сих пор в памяти тайландское отравление. Здесь — такой же запах. Наверно, приправы одинаковые. Мой организм протестует. У русских блюд другой аромат, от одного вдоха слюнки текут. А здесь — лучше есть не принюхиваясь.
Хорошо, что у меня есть домашние запасы. Надо было больше брать. Пришла в комнату, заварила чай, включила любимую музыку. Пишу. Уже позвонила маме и папе. Он послезавтра будет в Пекине.

7 августа 2008 года: «Сегодня была вторая тренировка. Как же плохо без отца! Главный тренер начал что-то исправлять в технике, навязывать дополнительные упражнения и в конце концов отправил в сауну. Не понимаю, зачем мне париться. Здесь и так жарко, душно, по нескольку потов в день сходит. Чтобы не накалять обстановку, зашла, посидела около двери и вышла. Днем прилетел папа, но увидеться нам не удалось. Только созвониться. Договорились, что завтра он подъедет к Олимпийской деревне, я выйду к воротам. Жалко, его не впустят и мне выйти нельзя. Ну хоть просто увидимся. А еще завтра день открытия Олимпиады. 8 августа 2008 года все начнется!».

Закон спорта — бороться только на помосте

Следующие несколько дней в холле нашего корпуса постоянно работал телевизор. Все волновались. 8 августа начались какие-то боевые действия. Недоразумения с Россией и Грузией.

В Пекине — свои сражения, но ведь это совсем другая борьба! Благородная, честная, красивая! Мы встречались с грузинскими спортсменами в столовой и на разминке. В тяжелой атлетике это одна из сильнейших команд. Как и раньше, здоровались и обнимались друг с другом, тренировались на одном помосте. В спорте есть только один враг — собственные страхи и слабости.

Допинг-контроль
: главное — застать врасплох

Офицеры антидопинговой службы WADA (Всемирное антидопинговое агентство) могут приехать на сборы или домой к спортсмену в любое время. Они не предупреждают и не согласовывают свой визит. На это у них есть все права. Эффект внезапности — главный инструмент. Приезжали в Рузу рано утром, в выходные дни или во время тренировки.

Были и другие проверки. Два раза в неделю у каждой спортсменки брали кровь. Определяли уровень перетренированности. Только какой толк от этой информации? Что усталость и уровень стресса зашкаливали, понятно и без этих процедур. Никаких рекомендаций не было и советов, как помочь организму, тоже. Может, надо перестроить тренировочный график или изменить питание? Есть больше белковых продуктов или, наоборот, поголодать? Наука же знает ответы на эти вопросы. Жаль, что ученые с нами не сотрудничали. Но среди обязательных анализов были и другие показатели, например уровень тестостерона и ДГТ (дигидротестостерон). Эти результаты сразу отправлялись в федерацию и на стол главному тренеру.

В список запрещенных препаратов входят многие лекарства от простуды, капли в нос, противовоспалительные средства. Если что-то болело, будь то живот или горло, просто ждали, пока само пройдет. Любые уколы тоже в списке Всемирного антидопингового реестра — как недопустимый метод.
За неделю в Олимпийской деревне я два раза сдала допинг-контроль до соревнований. Третий — сразу после награждения. На первой же тренировке, 5 августа в пекинском зале подошли сотрудники WADA. Проводили в специальную комнату. Тогда впервые у меня для допинг-пробы помимо мочи взяли кровь из вены.

11 августа 2008 года: «Завтра — день соревнований. Точнее — сегодня. Два часа как 11 августа. Только что вернулась из корпуса допинг-контроля. Я уже спала, но в 23.30 кто-то постучал в дверь. Открыла. Это были допинг-офицеры. Попросили пройти с ними для сдачи пробы. Их кабинет находится на территории деревни, но все равно далеко от нашего домика. Когда мы пришли, там был русский парень из другого вида спорта и знакомая штангистка, полячка. Так как в туалет я не хотела, пришлось сидеть и ждать. К тому же комната для сдачи анализов полностью зеркальная: стены, потолок и пол. Как в таких условиях расслабиться? Опускаю голову, чтобы попасть в баночку, а там кроме всех подробностей еще и лицо девушки из допинг-контроля. Фух! Все! Теперь надо быстрее успокаиваться и спать!»
DSC00130.JPG
В свободное время до соревнований я писала, сочиняла всякие истории и стишки. Пока придумывала рифмы — отвлекалась. У меня были две сильнейшие иконы. Одна — Иисус Христос в потертой обветшалой рамке. Из сельской церкви. Другая — «Пресвятая Мария» в красном бархатном чехле. Из Покровского собора. Первое мамино письмо. Она прислала его на сборы в 2001 году. Тоже взяла с собой. С ним я сильнее. Это мое оружие и защита.

Продолжение следует.

С некоторыми материалами цикла можно ознакомиться здесь, по этой ссылке, а еще вот тут.

Денис Кулеш
Подкасты
База