Забвение как предательство: почему кубанскую Хатынь в Мостовском районе скоро могут не вспомнить?

Забвение как предательство: почему кубанскую Хатынь в Мостовском районе скоро могут не вспомнить?
Мы с детства слышим, что память о Великой Отечественной войне и о тех 27 миллионах, чьи жизни она унесла, – священна! Важно сохранить ее не только сейчас, но и спустя 100, 200, 300, 1000 лет после трагических событий. Однако порой к этой сакральной народной памяти начинают относиться пренебрежительно, для галочки, не чувствуя в полной мере ее безмерного величия и непреходящей ценности…

Так сейчас, к горькому людскому сожалению, происходит с Михизеевой Поляной в Мостовском районе нашего родного края.

И стынет кровь…

Это место называют кубанской Хатынью. Как и деревня в Белоруссии, рабочий поселок Михизеева Поляна был полностью уничтожен фашистами в 1942 году. До войны здесь работал лесопильный завод. В поселке была своя школа, столовая, клуб. Люди жили в домах барачного типа, трудились, воспитывали детей и берегли свое простое человеческое счастье. В 1941-м мужское население призвали на фронт. А в 1942-м черной сворой налетели фашистские захватчики.

В это время на Кубани, в том числе на территории нынешнего Мостовского района, активно действовали партизанские отряды. Немецкое командование карало каждого, кого подозревали в связи с партизанами. Жители Михизеевой Поляны не стали исключением.

13 ноября 1942-го фашисты и полицаи окружили поселок, собрали всех жителей в одном месте, а затем разбили на семь групп, заставили рыть траншеи. Первыми убили оставшихся в поселке мужчин, потом расправились с женщинами и детьми. Всего здесь расстреляли 207 человек (по обновленным данным — 209). Больше половины из них — дети, в том числе младенцы. Имена всех местных погибших установлены. Еще 29 — эвакуированные из Ленинграда, в том числе сироты. Их личности так и остались неизвестны. Сам поселок полностью сожгли…

Чудом в той страшной бойне выжили несколько человек. Они оказались забросаны трупами односельчан и лежали так до поздней ночи. Потом выбрались и смогли уйти.

8.jpg

Фото: Лина Немце-Петровская.

После расстрела фашистские захватчики неделю не позволяли жителям соседних населенных пунктов хоронить убитых, затем согнали людей и приказали им зарыть траншеи. Уже в 1956 году останки жителей Михизеевой Поляны перезахоронили в ближайшей станице — Махошевской. Там же появился и мемориал.

Михизеева Поляна вошла в историю как кровавый символ бесчеловечности фашизма, забыть о котором невозможно.

От лужи до колеи

Сейчас добраться до Михизеевой Поляны трудно ввиду отсутствия нормальной дороги. В редакцию «Вольной Кубани» обратился житель Лабинска Владимир Овечкин, который рассказал о проблеме и бездействии властей. Для него это особенно важно — в поселке погибла двоюродная сестра его бабушки с двумя дочерьми 12 и 14 лет.

Четыре года назад пенсионер с внуками решил съездить в Михизееву Поляну, которая признана объектом культурного наследия регионального значения, но попасть туда так и не получилось. Виной тому дорога, вернее — ее отсутствие. Легковой автомобиль просто не смог проехать через скопившуюся в балке воду и колеи, которые оставили лесозаготовительные машины. С тех пор мужчина бьется за то, чтобы к территории бывшего поселка проложили крепкую дорогу и люди могли в любое время, при любой погоде приехать туда. Чтобы почтить память расстрелянных…

Михизееву Поляну называют кубанской Хатынью, но между этими памятными местами с трагической историей — огромная разница. Я видел фильм о Хатыни в Белоруссии. Там создали целый мемориальный комплекс в память о сожженных фашистами деревнях. За ним ухаживают, туда ведет приличная дорога. Почему нельзя сделать что-то подобное на Кубани, в Михизеевой Поляне? Чиновники твердят о патриотическом воспитании детей и молодежи, но при этом закрывают глаза на проблемы памятных мест, — поделился с нами Владимир Ильич Овечкин.
Мужчина писал письма в различные инстанции, представителям властей разных уровней — главам Махошевского сельского поселения и Мостовского района, в ЗСК и губернатору Кубани. Ответ один — подъездные пути к Михизеевой Поляне не относятся к автомобильным дорогам местного значения. Указанная дорога является лесохозяйственной, расположена на землях государственного лесного фонда, участок которых находится в аренде деревообрабатывающего предприятия. Именно они поддерживают путь в эксплуатационном состоянии. По нему может проехать лесозаготовительная техника и грузовики.

3.jpg

При этом в официальном ответе на обращение звучит фраза, что администрация Краснодарского края рассматривает вопрос принятия мер, направленных на восстановление подъездных путей. Рассматривает так пристально, что на это ушло уже много-много лет. Результата, увы, так и нет!

Перед памятными датами (9 мая и 13 ноября) указанную дорогу грейдируют, и на этом — все. Сам объект культурного наследия находится в собственности Махошевского сельского поселения Мостовского района по решению суда от 29 ноября 2019 года. Однако выделять деньги на отсыпку пути к мемориалу местные власти не могут — не положено, так как это не дорога местного значения, она не связывает населенные пункты и не попадает в подпрограмму «Строительство, реконструкция и ремонт автомобильных дорог общего пользования местного значения на территории Краснодарского края». А значит — регион не может оказать финансовую поддержку муниципалитету для строительства данного подъездного пути.

Тут возникает вопрос. Неужели за столько лет нельзя было инициировать процесс передачи дороги из лесного фонда в собственность сельскому поселению? Понятно, что для этого чиновникам нужно лишний раз шевелиться, готовить множество документов и так далее. Но разве сохранение памяти не важнее? В этом году в ноябре исполняется 80 лет со дня трагедии. Это ли не повод взяться за дело и наконец-то обеспечить доступный для всех проезд к Михизеевой Поляне?

В этом году Владимир Овечкин, не видя действий от властей, обратился с просьбой о содействии в решении проблемы к епископу Армавирскому и Лабинскому Василию. Тот также задал вопросы об отсыпке дороги администрации Мостовского района. В марте епископу пришел ответ за подписью главы МО Сергея Ласунова. В нем все то же: дорога во владениях лесного фонда, и сделать с ней что-либо нельзя. Также указано, что в сухую погоду в период с весны до осени по дороге можно проехать на любом виде транспорта.

Также глава района сообщил, что администрация МО совместно с краевым департаментом архитектуры и строительства подготовила дизайн-проект капремонта мемориального комплекса. Проводятся подготовительные работы перед ремонтом…

К памяти — через тернии…

Корреспонденты «Вольной Кубани» решили самостоятельно проверить состояние дороги в Михизееву Поляну, ее «общедоступность» в сухую погоду и посмотреть на сам мемориальный комплекс. Для этого 31 мая мы отправились в станицу Ярославскую Мостовского района вместе с написавшим нам письмо Владимиром Овечкиным.

20220531_143449.jpg

В Ярославской нас встретил председатель местного военно-патриотического клуба «Наследие Победы» Сергей Танков. Общественная организация Мостовского района получила официальный статус только в мае этого года, однако работает с молодежью давно. Сергей Танков и его единомышленники устраивают исторические реконструкции боев Великой Отечественной войны, участвуют в патриотических акциях и привлекают к ним детей.

Вместе с нами в памятное место решили отправиться родные и друзья Сергея Танкова, а также воспитанники патриотического клуба. Они совершают такие поездки регулярно, чтобы почтить память погибших земляков.

6.jpg

Мы погрузились в кузов автомобиля ГАЗ и тронулись в путь. Первое, на что обратили внимание, — нет ни одного указателя, который бы сообщил о том, что недалеко находится мемориальный комплекс «Михизеева Поляна». Как не знающему местности человеку добраться туда — непонятно. Лесной дороги нет на карте, навигатор тоже не поможет.

Миновав станицу Махошевскую, оказываемся у того самого подъездного пути. Сначала дорога сносная — остатки былого гравия делают ее более-менее ровной, но вскоре начинаются глубокие ухабы, колеи и непросохшие лужи с плещущимися там лягушками, местами образовались наносы земли и глины. И это при том, что к 9 Мая путь грейдировали. 

Очевидно, что легковой автомобиль не проедет здесь даже в сухую погоду, повредит себе и днище и колеса. Нужен внедорожник или грузовик. А это уже делает дорогу далеко не общедоступной, как утверждают в своих ответах чиновники.

Сделать как в белорусской Хатыни!

…Путь от Ярославской до территории уничтоженного поселка занял у нас больше часа. И наконец взору открылась та самая поляна. Здесь можно увидеть мемориальный комплекс — памятник стелу, семь поминальных металлических крестов на местах казни жителей и расстрельный камень со следами от пуль. Ни одно из строений, конечно, не сохранилось.

2.jpg

Заметно, что перед 9 Мая скосили траву, правда не везде. В День Победы возложили венки к памятнику. Но на этом все. Краска на пьедестале стелы и лавочках взъерошилась, уже явно требует обновления. Приехавшие с нами местные жители отметили, что куда-то исчезли таблички с информацией, которые были установлены возле крестов на местах гибели жителей. Возможно, их забрали на реставрацию в рамках подготовки к капремонту комплекса.

По словам Сергея Танкова, здесь хотели возвести часовню в память о мучениках — невинноубиенных жителях поселка. Даже установили поклонный крест недалеко от расстрельного камня. Инициатором выступила женщина, чьи родные погибли здесь от рук фашистов и полицаев. Но она скончалась, так и не завершив начатого дела.

4.jpg

В целом атмосфера на поляне пропитана умиротворенной грустью заброшенного места. Там чувствуешь себя отрезанным от всего мира. А когда осознаешь, насколько трагические события здесь произошли почти 80 лет назад, сколько крови увидела эта земля, становится жутко и слезы невольно наворачиваются на глазах. И как-то до боли обидно, что Михизеевой Поляне не уделяют того должного внимания, какого она достойна.

Важность сохранения этого места и памяти о нем настолько очевидна, что нам, молодым журналистам «Вольной Кубани», даже странно указывать на это. Особенно актуальна тема в условиях современной реальности, когда мемориалы советским воинам с остервенением оскверняют и сносят в Европе. Как можно воспитать патриотизм и бережное отношение к истории в детях, не подавая собственного примера? Почему местные, у которых болит душа за Михизееву Поляну, сталкиваются с безразличием чиновников? Когда будет разрушен замкнутый круг в вопросе ремонта лесной дороги?

Из Михизеевой Поляны можно и нужно сделать настоящий музей под открытым небом, как в белорусской Хатыни!

Но пока мы видим, что местные власти фактически предают становящуюся год от года все более священной память о казненных безвинных кубанцах, а фактически — память о Великой Отечественной войне.