Домашнее насилие: насколько остра проблема в России?

Домашнее насилие: насколько остра проблема в России?
В проблеме домашнего насилия в стране и в том, что происходит с принятием закона о его профилактике, разбирался «ВК Пресс».
Карантинное обострение

Во время карантина и самоизоляции (в разных регионах свои формы борьбы с COVID-19) практически все свое время мы проводим с семьей. Это прекрасная возможность подарить друг другу больше любви и заботы, обсудить общие планы на будущее и мечты. Но для кого-то эти недели превращаются в настоящий ад. Мы говорим о жертвах домашнего насилия.

Дни в четырех стенах, нестабильное экономическое положение, непредсказуемое будущее вызывают тревогу и приводят к все новым и новым приступам агрессии, которая выливается на близких.
В Китае, Италии, Германии и других странах после введения карантина зафиксирован рост случаев бытового насилия. Говорить о том, повторяется ли опасная тенденция в России, сложно. Официальной статистики нет. Но в кризисном центре «Анна» (Москва) отметили, что количество звонков на всероссийскую «горячую линию» выросло на 25 процентов. 
Некоторые жертвы боятся обращаться за помощью, находясь рядом с агрессором. Есть те, кто в условиях самоизоляции впервые столкнулся с физическим насилием и верит, что это больше не повторится, поэтому молчат. Да и к кому идти? Полиция сейчас занята патрулированием улиц и выписыванием штрафов нарушителям карантина.

– К нам обращаются те, кто уже систематически сталкивается с домашним насилием и хочет из этого выйти. С ними работают психологи и юристы. Число обращений в целом не изменилось, но теперь к нам чаще поступают сообщения через социальные сети, а не по телефону. Например, с 1 по 31 марта было 204 звонка, 27 юридических консультаций и 64 психологических консультации. Онлайн-обращений — 5-6. С 1 по 15 апреля поступило 63 звонка, 23 сообщения в соцсетях, было девять консультаций юристов и 23 — с психологами. У нас пока нет данных за вторую половину апреля, но, думаем, звонков будет меньше, сообщения в соцсетях стали писать чаще, — рассказала координатор центра «Насилию.нет» Мария Твардовская.

Бьет — не значит любит

На Всероссийский телефон доверия для женщин за прошлый год поступило более 34 тысяч звонков, сообщает центр для пострадавших от домашнего насилия «Анна». По данным МВД РФ, только с января по сентябрь 2019 года в России зафиксировали свыше 15 тысяч случаев бытового насилия против женщин. Но на деле эта цифра в разы больше, ведь в полицию обращаются далеко не все. Зачастую там не могут помочь. Заявление принимают, только если сняты следы побоев. Но и тут агрессору грозит лишь административное наказание, ведь в 2017 году в России декриминализировали побои, которые причинили физическую боль, но не повлекли последствий.

Если они нанесены впервые, то переводятся из разряда уголовного преступления в административное правонарушение. За это грозит штраф от 5 до 30 тысяч рублей, арест на 10—15 суток или обязательные работы. Заплатив, агрессор возвращается домой и продолжает издеваться над родными. Уголовное наказание за рукоприкладство его ждет только в том случае, если он нанес жертве серьезные увечья или убил ее. Так и живем.

Некоторые диванные критики затягивают песню: «Сама виновата. Да она провоцирует его. Было бы плохо — ушла. Бьет — значит любит». Люди зачастую не понимают, насколько тяжело тем, кто столкнулся с бытовым насилием.

О причинах возникновения отношений «агрессор — жертва» в семье и о том, почему женщины, а иногда и мужчины терпят издевательства супругов, рассказала «ВК Пресс» врач-психотерапевт, клинический психолог Елена Науменко:
— Ко мне достаточно часто обращаются женщины, у которых возникли проблемы дома. Иногда они даже не понимают, что подвергаются домашнему насилию. Рассказывают, что муж больше не любит, задаются вопросом: «Что со мной не так?». Выясняется, что супруг ее бьет или толкает. Также бывает психологическое насилие, когда мужчина постоянно диктует жене или девушке, как ей жить, куда ходить и с кем общаться, ни во что ни ставит ее личное мнение. 
Почему же женщины терпят подобное отношение к себе? Психолог отметила, что есть несколько основных причин. Существует так называемое виктимное поведение, когда у женщины есть неосознанная склонность быть жертвой, она недооценивает и принижает свое «я». Причины такого поведения практически всегда кроются в детстве. Если девушка выросла в семье, где жестокий отец требовал от членов семьи подчинения, подавлял маму или даже избивал, то есть большая вероятность, что себе в партнеры она выберет такого же мужчину. 

Женщины с виктимным поведением думают, что должны служить мужчинам, они постоянно чувствуют себя виноватыми, даже если для этого нет причин. Жертва и агрессор, что называется, находят друг друга. При этом жертва способна терпеть насилие годами, десятилетиями и не разрывать брак. Мужчина тоже привыкает к терпеливости жены и начинает позволять себе все больше и больше. Возникает созависимость.
Очень сложно бывает во время терапии донести до жертвы домашнего насилия мысль, что есть другие пути построения отношений с партнером, что можно найти выход из ситуации — уйти и не терпеть. Многие уходить боятся — ждут новой волны агрессии: догонит, найдет, убьет.
— В моей практике был случай, когда женщина ушла от мужа-тирана только после того, как он погнался за ней с топором на глазах у детей. Она спряталась с детьми у соседки. Домой больше не вернулась, ушла, в чем была. Ей помогли добрые люди, собрали деньги и вещи. Она переехала в другой город, чтобы муж ее больше не нашел. В целом же на основе опыта коллег и своего собственного могу сказать, что в среднем жертве нужно три-пять лет хорошей терапии, прежде чем она решится разорвать отношения с насильником и начать новую жизнь, — рассказала Елена Науменко.

Еще одной причиной, по которой жертва остается с тираном, может быть финансовое положение. Например, мужчина не позволяет жене работать, контролирует все расходы. Женщина теряет профессиональные навыки, уверенность в себе и понимает, что зависит от мужчины и в случае расставания не сможет сама обеспечить детей.

— Хотелось бы еще сказать о насилии со стороны женщин в семье. Есть ряд мужчин, которых воспитывали властная мать или бабушка, старшая сестра. При выборе партнерши их привлекают женщины, похожие характерами на их мам. Такие мужчины могут влюбиться в достаточно агрессивную женщину, которая способна накричать и унизить, ударить, устроить скандал. Мужчина привыкает к такому и терпит. Хотя, конечно, подобные ситуации происходят гораздо реже, — отмечает психотерапевт.

Они не хотели умирать

Закон против домашнего насилия есть в 156 странах мира, но не в России. В прошлом году активисты подготовили и направили в Совет Федерации проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. Главной целью было добиться того, чтобы жертва получала полную защиту от агрессора и могла отстоять свои права, чтобы в стране не происходили трагедии, от которых стынет кровь в жилах.

Рита Грачева (Серпухов, Московская область). Узнав, что она хочет развестись, муж Дмитрий Грачев вывез ее в лес и угрожал ножом. На следующий день девушка обратилась в полицию, но там ничего не сделали. Узнав о безнаказанности, супруг повторно отвез Риту в лес, избил, пытал, отрубил кисти обеих рук. Одну кисть врачам удалось спасти и пришить обратно, вторую заменили протезом.

Татьяна Боркина (Иркутская область). Бывший возлюбленный Максим Климов также вывез ее в лес. Избивал и резал ножом. Спасло девушку то, что она притворилась мертвой. Только тогда ее мучитель остановился и уехал. Известно, что до трагедии Татьяна неоднократно обращалась в полицию с сообщением об угрозах и побоях, но ей отказывали в возбуждении уголовного дела.

Алена Верба (Солнечногорск, Московская область). Она была замужем за сотрудником полиции Сергеем Гусятниковым. Пара воспитывала сына. Но потом в семье начались скандалы, и девушка заговорила о разводе. Супруга это не устраивало, он пригрозил ей ножом. Позже, в одну из ночей, полицейский схватил нож и начал наносить удары по телу жены (эксперты насчитали 57 ран). После этого преступник уехал, оставив тело в квартире с семилетним сыном. Убийцу признали вменяемым.

Анастасия Ещенко (Санкт-Петербург, уроженка Краснодарского края). Историк Олег Соколов убил и расчленил свою студентку Анастасию Ещенко, с которой у него были романтические отношения. За несколько часов до этих жутких событий пара поссорилась. Девушка хотела собрать вещи и уйти из квартиры Соколова в общежитие. Но не смогла.

Гульнара Галимова (Казань, Татарстан). Мама троих детей долго терпела психологическое насилие от мужа Айрата Бакирова. Но после очередной ссоры сказала, что уйдет от него. Супруг в порыве ярости схватил бельевую веревку и задушил ее.

Юлия Козырева (Набережные Челны, Татарстан). Муж Андрей бил ее, она писала заявления в полицию, но серьезное наказание тирану не грозило — отделался штрафом в пять тысяч рублей. Женщина хотела уйти от супруга, но не успела. Агрессор в очередной раз избил ее, положил на кровать, накрыл пледом и оставил умирать. В это время дома была трехлетняя дочка. Спустя 10 часов Юлию нашли, доставили в реанимацию, где она умерла.

И это лишь истории, которые получили громкую огласку в СМИ.

На Кубани случаев домашнего насилия тоже достаточно. Так, в Крымске мужчина задушил жену из ревности и пытался инсценировать ее самоубийство. Житель Сочи также убил супругу во время ссоры и заявил в полицию об ее исчезновении. В Тихорецке женщина забила мужа ногами насмерть. Жительница Успенского района чуть не задушила двухлетнего сына за то, что он слишком похож на своего отца.

В Гулькевичском районе мужчина забрался на радиомачту вместе с восьмилетним сыном своей возлюбленной и угрожал скинуть ребенка вниз. Полицейским удалось убедить его отпустить мальчика. После злоумышленника арестовали на 15 суток, также было возбуждено уголовное дело. Но преступник с помощью угроз и побоев заставил 30-летнюю сожительницу дать ложные показания по этому делу. Кроме того, мужчина похитил ее и держал в заброшенном доме. Позже выяснилось, что он убил четырех человек.

Трагическая история пятилетней Вероники из Сочи в 2018 году также потрясла весь край. Пока мама девочки была в роддоме, отчим изнасиловал и избил Веронику и уложил спать. Она скончалась от полученных травм. Поняв это, мужчина положил тело погибшей в сумку, вынес из дома и оставил в горах на берегу реки, засыпав камнями. Соседям он сказал, что падчерица пропала, делал вид, что ищет ее. Позже преступник скрылся, но его удалось задержать. Подобных историй достаточно много.

Жертв нужно защитить

Получив проект закона о профилактике семейно-бытового насилия, Совет Федерации внес в него правки. Итог, мягко говоря, поразил тех, кто разрабатывал законопроект. Так, правозащитница Алена Попова написала на своей странице в Instagram следующее:
— Мы с соавторами ознакомились с предложенной редакцией Совета Федерации. Я, например, в тотальном ужасе. Начиная от цели закона: «сохранять семью», а не защищать жертву и заканчивая «содействовать примирению сторон»! Мы постоянно рассказываем реальные истории жертв, когда именно после примирения насильник жертву убивал! А сам факт «содействовать примирению» — это опять сказать жертве: «Дура, сама виновата. Ты чего это, не хочешь мириться, что ли?».
Сколько еще надо смертей, чтобы законодатели поняли: закон должен быть не формальностью, а идеальным и работающим в сторону ЗАЩИТЫ ЖЕРТВ… Есть Конституция. И надо просто соблюдать базовое право на защиту жизни и ненасилие!

…Законопроект предполагает реальные меры защиты жертв насилия и системную работу с агрессором, чтобы он прекратил применять насилие, смог контролировать свои эмоции и не подавлять близких.

Законопроект направлен на помощь всем пострадавшим от насилия, независимо от пола, возраста, вероисповедания, материального статуса.

Законопроект не предоставляет никаких новых полномочий органам опеки и не изменяет механизмы защиты прав детей, предусмотренные сегодня семейным законодательством.

Текст законопроекта от активистов можно посмотреть на сайте #ТыНеОдна. Там же можно найти опровержение всех тех мифов, которые запустили в народ противники закона. Отредактированная Советом Федерации версия представлена здесь.

Пока чиновники играют с активистами в «испорченный телефон». Слушают, но не слышат или просто делают вид. Работа над законопроектом все еще продолжается.

16 апреля на онлайн-пресс-конференции председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко, журналисты задали вопрос о случаях домашнего насилия во время режима самоизоляции. Председатель СФ отметила, что в регионах мониторят эту ситуацию.
— Я не думаю, что будет всплеск домашнего насилия, ведь семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период, — заявила Валентина Матвиенко.
Также она сказала, что работу над проектом закона о профилактике семейно-бытового насилия продолжат, как только позволят обстоятельства. А в условиях пандемии коронавируса, как мы понимаем, это может случиться еще не скоро. Остается только надеяться, что за это время никто из жертв домашнего насилия не умрет.

Куда могут позвонить пострадавшие от домашнего насилия:

Всероссийский телефон доверия для женщин, подвергшихся домашнему насилию, — 8(800) 7000 600;

Телефон центра «Насилию.нет» — 8(495) 916 3000;

«Горячая линия» правозащитного проекта «Зона права» — 8(917) 897-60-55 (WhatsАpp, Telegram).

На Кубани обратиться за помощью можно в Краснодарский краевой центр кризисной помощи женщинам по телефону «горячей линии» — 8(861) 233-18-27 или стационарного отделения — 8(861) 227-17-31 (круглосуточно).

В Анапе – позвонить в центр поддержки материнства и детства «Анапа-Мама» — 8(918) 057-37-37.

В Сочи — в многофункциональный социально-кризисный центр в честь иконы Божьей Матери «Нечаянная радость» — 8(918) 617-24-78 или 8(918) 343-98-18.

В Белореченске действует общественная организация «Мир детства» — 8(86155) 24-395.

В станице Тбилисской — общественное движение женщин «Надежда» — 8(861) 583-23-23 или 8(960) 493-21-08.

В Адыгее работает центр по профилактике домашнего насилия «Фемина» — 8(962) 767-17-67.
comments powered by HyperComments
Юля
Подкасты
База