Исповедь спортсменки: Олимпиада в Пекине; шесть секунд на чудо; иди, Марина, твое время

Исповедь спортсменки: Олимпиада в Пекине; шесть секунд на чудо; иди, Марина, твое время
Невозможное существует до тех пор, пока кто-то не сделает это возможным. Ничего не мешает мне совершить маленькое чудо… Вспомнить бы об этом за шаг до выхода на помост, за мгновение до прикосновения к грифу. Или, наоборот, забыть обо всем за шесть секунд до окончания моей олимпийской попытки. Почему шесть? Столько секунд оставалось до обидной трагедии на пекинском помосте.
Главные конкурентки

За месяц до соревнований мы знали состав участников. В моей категории — фаворитка, спортсменка из Китая, Чэнь Яньцин. Самая возрастная из нас, ей исполнился 31 год. В 2004 году Яньцин выиграла Олимпийские игры в Афинах. С тех пор на мировых соревнованиях не выступала, но на чемпионатах Китая поднимала мировые рекорды. Отличная тактика: запрятаться и планомерно готовиться на Олимпиаду.

С другой соперницей мы уже встречались на помосте. Опытная тридцатилетняя спортсменка из Таиланда, бронзовый призер прошлой Олимпиады Ванди Камеаим. С остальными девочками тоже знакома по прошлым стартам. Всего в моей категории — двенадцать человек.

Отец говорил, мол, выступать на Олимпиаде — это уже большой успех. А потом добавлял: но мы-то можем бороться! И будем! Задача такая — сначала попасть в тройку, а дальше смотреть по обстоятельствам.

День соревнований: рывок

11 августа 2008 года, день главных соревнований в моей жизни. Олимпиада — что может быть еще важнее? Перед выходом позвонила маме, потом — отцу. Теперь услышу их, когда все случится…

Взвесилась. 57,930 — идеально для категории 58. Что-то поела, переоделась… Ничего не помню. Вроде привычный грохот штанг и родной запах разминочных мазей. Но сегодня было как-то иначе. Мандраж зашкаливал. Рядом были чужие тренеры. А мой, родной, где-то на трибунах. Искала его глазами на представлении участников. Но куда там! Ничего не видно и народу… ужас, как много!

На разминке все было хорошо. Ожидание для меня самое тяжелое, а когда берусь за штангу, становится спокойнее на душе. Но ненадолго. Следующий накал волнения — первая попытка. Очень значимая, от этого всегда нервная. Если удачная, можно перевести дыхание. Что бы ни происходило дальше, самого страшного, нулевой оценки, не будет.
Пять спортсменок начинали с 95 кг. И я тоже. Все справились с этим весом. Самой не понравилось, как порвала. Плечи трясутся. Точности не хватает. Второй подход — 98. Уронила штангу назад. Опять! Та же самая ошибка, что и на тренировках. Снова поторопилась. Но это же Олимпиада! Здесь нельзя ронять! И расстраиваться тоже. Впереди последний подход. Порвала, потянуло куда-то в сторону… Удержала. Очень коряво и некрасиво. Но главное — вес засчитан.
После первого упражнения я — пятая. Первое место у китаянки с результатом 106. Второе у спортсменки из Эквадора — 99. Третье и четвертое — девочки с таким же результатом, что и я — 98, но я тяжелее. По правилам соревнований преимущество у тех, кто легче. Злилась на себя: согнала бы еще полкилограмма — была бы в тройке! Но на Олимпиаде за отдельные упражнения не награждают. Здесь важна одна цифра — сумма. Значит, надо догонять во втором упражнении.

077901268573037db5a2d6646ce0dd58.jpg

Толчок: ни секунды для сомнений

В толчке в первом подходе зафиксировала 125 кг. Понимаю, что нужно отрываться от соперниц. Но во второй попытке повторяется сценарий в рывке: упустила 128 кг. Ну как так! Это же небольшой для меня вес. Началась техническая борьба. Подходить еще раз к этому весу не было никакого смысла. Если добавить еще один килограмм — появлялся шанс побороться за бронзовую медаль. Перезаказали на 129. Я ждала своего выхода. В этой суете никто из нас не заметил, что меня уже вызвали. Мое спасение и счастье, что Владимир Сафонов, который был рядом со мной, посмотрел на экран. До окончания моей попытки оставалось меньше двадцати секунд, а я еще в коридоре разминочного зала… Дальше все полетело с сумасшедшей скоростью. Мчалась на помост как могла. Времени не было ни помазать руки, ни отдышаться. Заключительный подход. 129 килограммов на штанге. Оставалось шесть секунд. Я около грифа. Успела. Взяла на грудь, толкнула… И удержала…
Все! Моя Олимпиада закончилась. Вот так быстро, сумбурно, напряженно… Теперь оставалось только ждать следующих попыток соперниц. Мне было не до этого! Не смотрела, кто и сколько поднимает, какие прогнозы и как развиваются соревнования. Ничего не хотелось. Так долго сдерживала свои эмоции, а теперь просто стояла на своем разминочном помосте и рыдала. Даже не стеснялась. И никто не мешал. Все были около огромного телевизора. А я в своих мыслях все еще бежала по коридору в соревновательный зал, перед глазами — ступеньки на помост, табло, шесть секунд. Картинки одна за другой: тысячи тренировок, наш крохотный зал, старые штанги и вновь табло с цифрами. Шесть секунд…
Сколько это продолжалось, не знаю. Первым я услышала Владимира Сафонова. Кричал, радовался, трепал меня за плечи, обнимал… Серебро! Мы — вторые! Я не верила. Как? Вторые? Не может быть! Как я благодарна Володе, что он вовремя увидел табло и сориентировался, что он бежал со мной и буквально вытолкнул на помост за словами: «Иди, Марина. Твое время». Как я рада, что это время сыграло в мою пользу!

Соревнования глазами отца

Мы никогда с отцом не обсуждали, каково ему было наблюдать за соревнованиями со стороны. Переживать эти моменты заново тяжело даже в воспоминаниях. Рядом с папой сидел легендарный Александр Москаленко, наш друг, олимпийский чемпион по прыжкам на батуте. Ему отлично известно, что творится в сердце человека, для которого спорт стал смыслом жизни. Он поддерживал моего тренера, который почти не видел соревнований и с трудом понимал, что происходило. Сидеть на трибунах гораздо тяжелее, чем в зале со спортсменом. По реакции русских болельщиков, крикам и поздравлениям Александра Москаленко папа понял, что произошло…

После награждения мне больше всего хотелось обнять своего тренера. Он уже спустился на первый ряд, к оградке… Ближе подойти ни ему, ни мне не разрешили. Мы стояли и махали руками друг другу. Он — с трибун, я — с помоста. Так хотелось продлить этот момент…

Рядом уже стояли нетерпеливые допинг-офицеры. Показывали свои бумажки, что-то объясняли на англо-китайском. Конечно, я все понимала. Надо идти… Сейчас… Ну дайте еще хоть одну секундочку…

ab043f72ce2d8369655235425ecf5029.jpg

Сожаление и радость: и это все?

12 августа 2008 года: «Как же я тебя ждала, 11 августа! В прошлом мечты и страхи. Сейчас в душе и радость и печаль. Все сразу. Хочется выкрикнуть: как, это все? Столько испытаний и приготовлений позади. Ругать себя или успокаивать? Я сделала все что могла. Но смогла так мало! Моя оценка — позор! Стыдно за результат. Моя удача, что этого хватило для второго места. Каждый подход держала из последних сил. Бороться с китайской спортсменкой не было никаких шансов. У нее отрыв на 17 кг! С ума сойти, как это много! Прошло несколько часов после соревнований. Наступила ночь. Пустота… Внутри пробоина. Бессилие. Понятия не имею, что будет завтра. Сегодня я решила, что это мои последние соревнования. Все! Не могу больше. Устала!».

После соревнований в Олимпийской деревне наградили победителей и призеров. Мне выдали удостоверение и значок заслуженного мастера спорта. Вот теперь можно начинать гордиться!

Возвращение домой

19 августа 2008 года: «Сегодня мой последний день в Олимпийской деревне. Здесь невероятно! Потрясающая атмосфера! Воздух будто пропитан драйвом. Эти соревнования ни с чем не сравнить! Эти чувства ничем не заменить… Все лучшие спортсмены, кого раньше видела только по телевизору, здесь. Восхищаюсь ими! Сильнейшие люди!».

В Краснодар прилетели только 2 сентября. Не терпелось увидеть родных. Столько раз мы встречались в этом аэропорту! После приземления вышла в зал ожидания. Но в это раз там никого из родных и знакомых не было. Других пассажиров встречают, а меня нет!
Оказывается, они ждали в другом месте. По плану за мной к трапу самолета должна была подъехать отдельная «Газель» и отвезти к другому выходу. Но из работников аэропорта никто не признал во мне ту самую Марину Шаинову. Наверное, им сказали про мой вид спорта, и они, как обычно, искали в толпе огромную бой-бабу. В общем, «Газель» вернулась пустая…
Я вышла из аэропорта. Мобильный разрядился. Что делать? Слава Богу, вскоре увидела сестру.

В аэропорт приехали ребята из нашего коноковского зала. Я же с ними тренировалась. Много кто еще был. Потом все вместе поехали в Коноково. Около Дома культуры уже ждали люди. Все село собралось! Там был наш батюшка Георгий. Он с прихожанами молился за меня каждую службу перед соревнованиями. Надо же, а я думала, чудеса совершаются руками человека… Нет! Человеческая вера творит чудеса! А сила побеждает, только если она подкреплена молитвой.

Продолжение следует.

С некоторыми материалами цикла можно ознакомиться здесь, по этой ссылке, а еще вот тут.

Богдан Высоцкий
База
Вольная Кубань